Водитель Мёртвых, Яргохор, Ястир не оглядывался. Ему этого не требовалось. Сплошным потоком за ним следовали былые обитатели царства сгинувшей Хель, царства, кое он провозгласил своим. 

Поток устремившихся за ним душ резал Упорядоченное, словно серый клинок. Всего один мир, всего один - а какая сила! Какая силища, навек запертая, заключённая в этих "душах", субстанциях, субстратах, из коих ещё только предстоит вырасти поистине великому.

Великому, что взорам потрясённых смертных предстанет исполинским драконом, сутью всех драконов. Смертные страшатся их, страшатся и не понимают. Что ж, тем лучше. Суть драконов послужит ему, Яргохору, или, может, Ястиру - он ещё не решил.

Ипостаси как маски, они настолько удобны, за ними так хорошо прятаться. Это не я, это он. Тот, другой. Я не хотел, меня заставили.

Теперь те, кто заставил, будут платить, платить за всё. Им придётся отдать всё кровь, по капле и очень медленно, чтобы покрыть долги.

Но пока что - Дракон. Дракон, сотворённый из мёртвых душ, прошедший купели трёх Источников. 

...И со стороны поток мёртвых на самом деле начинал казаться исполинским и жутким существом, единым из множества. Яргохор не открывал глаз и не оборачивался. Ему этого не требовалось. 

...Ровно до тех пор, пока впереди, на самой границе какого-то безымянного мирка не замаячила крошечная, но видимая из дальней дали фигурка.

Далеко не старый ещё человек, в простом, даже грубом хитоне и сандалиях, Темная бородка, длинные волосы до плеч. Он скорбно смотрел на приближающееся чудовище и пальцы его сжимали отполированное до блеска старое дерево простого посоха. 

Он ждал.