Меня часто спрашивают, чем будет отличаться, в частности, новый "Адамант Хенны" и не будет ли это просто переиздание под другой обложкой. Отвечаю - нет, это не будет просто переиздание под другой обложкой. Для примера - в тексте АХ появятся интерлюдии, рассказывающие о событиях, имевших место после падения Серых Гаваней и до начала действия непосредственно "Адаманта Хенны". 

Вот пример.

Интерлюдия 2


Путями старого Братства
Андуин, окрестности водопадов Рэроса, 15 мая 1724 года по летоисчислению Хоббитании

— «Зима, сковавшая Средиземье, кончается. Подступает весна последней надежды»1.

— Красно умел говорить Великий Король, — проворчал Торин, слушая хоббита. — Вот и у нас — зима уж кончилась давно, и весна на исходе, а с надеждой, однако, как-то не очень, даже с последней.

— Тьфу на тебя, всё ворчишь да ворчишь, — беззаботно расхохотался Малыш. — Чего теперь-то? Мы сделали всё, что могли, и даже больше. Нет, только не начинай! — вскинул он руки, видя, что друг собирается возражать. «Не клейми кирку, от скалы отскочившую — не всякий камень железу поддастся», как говаривали у нас с тобой дома, в Синих горах.

— На тебя самого тьфу, — буркнул Торин, правда, беззлобно.

Они разбили лагерь на правом берегу Андуина. Было утро, ясное и солнечное; великая река Средиземья спокойно несла свои воды на юг, к недалёким водопадам Рэроса; путники остановились у края озера Нен Хитоэль. Где-то в этих краях, совсем неподалёку, распалось Братство Кольца, несчастный Боромир попытался напасть на Фродо и сам погиб, пытаясь спасти Перегрина и Мерриадока от орков Сарумана. Триста с лишним лет миновало, а для хоббита Фолко Брендибэка, сына Хэмфаста, прошлое так и оставалось живым.

— Так что же, переправляемся? — осведомился Маленьких Гном, не ставший длить перебранку. — На том берегу — Эмин Мьюил, и Мертвецкие топи и прочие прелести. Потащимся? Или дальше на юг, за Рэрос?

Фолко задумался. Вновь, как тогда, выбор предстояло делать хоббиту; на нём лежал весь груз. После победного штурма Эдораса, Восстановления Рохана, молодой король Эодрейд не пожалел для друзей ничего из собственных скудных запасов, так что были у них и крепкие пони, ездовые и вьючные, вдоволь провианта и вообще всего, что могло понадобиться в дальнем походе.

Мягкий южный ветерок шевелил распустившуюся листву; лес тихо шумел, и казалось — друзья очутились сейчас не среди населённых земель, а где-то в Глухоманье.

На полдень от них, за широким устьем Чистолесицы, лежал гордый Гондор. Вернее, «некогда гордый». Его сердце, Минас-Тирит и Осгилиат, лежали в развалинах, и нельзя было даже сказать, что «овцы паслись среди величественных руин», потому что харадримы, заняв крепость и понаставив всюду своих красно-чёрных флагов с извивающимся змеем, так и не закрепились здесь по-настоящему. Они осели в низовьях Андуина, заняли Лосарнарх и Лебеннин; совершали охотничьи экспедиции вверх по реке, в северный Итилиен и Друаданский лес, но обосноваться в узком пространстве между Белыми горами Гондора и Изгарным хребтом Мордора южане не спешили.

Сюда же, к Пеленнорским полям, хаживали и военные партии гондорцев, отступивших на восток, к замку Дол Аморт.

— На юге наверняка воюют, — заметил Торин. — Было б неумно попасться на зуб какому-нибудь отряду с олифантами. Я бы повернул на восток прямо сейчас. Путём Фродо и Сэма; путём, как следовало бы идти всему Братству.

— На орлов надо было сесть, и вся недолга, — проворчал Малыш. — А то канителились, канителились, чуть всё дело не погубили.

— Ты что! — всплеснул руками Торин. — Нельзя так было!.. Потому что Назгулы в воздухе!.. и что, если Кольцо смогло бы кого-то из орлов себе подчинить?

— Небось пока Бильбо из огня выносили, оно никого не подчинило, — не сдавался Маленький Гном.

— Так это тогда, а то совсем другое!.. Понимать надо, Строри!..

Спор этот у друзей за последние месяцы стал уже обычным.

— Ну да, то тогда, а это совсем не тогда. Всё понятно, — ухмыльнулся Малыш.

— Ладно вам, — махнул рукой Фолко. — Орлы, не орлы… за нами, друзья, никакие орлы не прилетят, из огня не вытащат. Сами, всё сами.

— Тогда решай, — Маленький Гном безмятежно сощурился. — Куда ты, туда и мы.

Конечно, соблазнительнее всего было и в самом деле повторить путь Фродо и Сэма; но тропу через Мертвецкие топи знал только Голлум, и кто знает, какие страхи обосновались там теперь? Да и протащат ли они пони через скальные лабиринты Эмин Мьюила?

С другой стороны, торопиться им некуда. Мордор пуст — никакие орки, даже самые злобные, там не удержатся, потому что отравленная за годы сауроновой власти земля ничего не родит. Можно неспешно, не торопясь, со всей осторожностью перебраться на восточный берег Андуина, обойти водопады, пройти рекой мимо низин Ниндальфа, и от острова Каэр Андрос повернуть на восход, прямо к Чёрным Вратам Мордора. Их сейчас, понятно, никто не охраняет — не от кого и незачем.

А там уже и Роковая Гора.

План выглядел вполне выполнимым. Пони можно перевезти на плотах, лошадки хорошо обучены и не испугаются переправы; а дальше дело нескольких переходов — и они уже в бывшей Стране Врага.

Фолко уже совсем было собрался сказать друзьям, мол, трогаемся на юг, там станем переправляться, когда Торин внезапно и резко пригнулся, мало что не бросившись ничком.

— Кос-стёр! — прошипел он со злобой, указывая на противоположный берег.

Фолко припал рядом с ним на одно колено, осторожно выглядывая из-под ветвей. Огонь они заливать не стали — нет смысла, их, если заметили, то уже заметили.

На другой стороне Андуина, среди покрытых молодой листвой деревьев, появились многочисленные фигурки всадников; хоббит сощурился, стараясь рассмотреть их как следует.

Ему уже довелось повидать множество восточных племён — и в Цитадели Олмера, и в войске Злого Стрелка. Воины, омывавшие бабки коней в Андуине, казались смутно знакомыми, но в то же время явно не принадлежали ни к основным истерлингским родам, ни к иным народам, с коими пришлось столкнуться хоббиту.

Не басканы, не дорваги, не племена Ночной Хозяйки, не ополчения с берегов Рунного Моря…

Это появился ещё более глубокий Восток — коренастые воины на высоких, мощных конях с длинными пиками, точнее, не совсем пиками, но похожим на них оружием — на солнце блестели необычно широкие и длинные наконечники этх копий, смахивавшие скорее на алебарды или гизармы. Несмотря на тёплую погоду, воины все как один носили отороченные мехом круглые шапки.

— Не было печали, — проворчал Торин.

— Что поделать, опустимся дальше к югу, — пожал плечами хоббит. — Рэрос обойдём посуху.

— Неужто переправляться станут? — проговорил Малыш, прикрывая глаза ладонью. — Вот ведь напасть… и в Рохане ничего об этом не знают…

— Если и переправятся, едва ли там что-то сыщут аж до самого Эдораса, — мрачно пошутил Торин. — Война прошла…

Торопливо залив костёр, друзья повели лошадок прочь от реки — им предстоял дальний обход.