«Душа бога-2.» финал близок…

Единственное, что сейчас я могу сделать — это работать.
Работаю. Пишу ДБ2. 860 тыс. знаков. Толстая получается книга.

Отрывок:
===
…В славном граде Мельине, столице великой империи, едва-едва рассвело. Сеамни Оэктаканн, бывшая рабыня Агата, бывшая Видящая народа Дану, мстительница, носительница Иммельсторна, Деревянноного Меча, а теперь — Императрица Людей, мать грядущего Императора, проснулась рано, как всегда.
Рядом сонно посапывал её малыш. Нет, их с Гвином малыш. Их сын. Дитя любви, совершенно невероятной и невозможной.
Она ненавидела людей. Она убивала их. Она вела армию народа Дану против Империи.
А теперь она восседает на её троне, но отнюдь не для того, чтобы разрушить её окончательно. Совсем наоборот.
Но каждую ночь во сне к ней являлись погибшие от её руки.
Тот смешной мальчишка, вернее, юноша — Троша…
Да, её тогда владел Иммельсторн. Вёл её и приказывал ей.
Но кровь всё равно остается кровью и мёртвых не поднимет её раскаяние.
Она может искупить содеянное, лишь помогая живым.
Особенно в такое время, когда боги и силы поистине сошли с ума. Когда иной мир, чуждый и странный, столкнулся с Мельином, сплёлся с ним, смешался, врезавшись лоскутами в давно привычные, казалось бы, земли.
Императрица в ответе за всё, и она не мешкала.
Войска были подняты навстречу новой тревоге. Но, как оказалось, никто особенно не желал драться — обитатели этого нового мира, Эвиала, точно так же, как и жители Мельина, пытались выстроить жизни по-новому.
Изменились очертания морей, новая суша заменила собой морские глубины; новый мир сделался куда обширнее, куда просторнее.
Но пока что требовалось, чтобы поля засевались, урожаи собирались, коровы доились, а свиньи приносили поросят. Чтобы вновь не подняла бы голову разгромленная было Гвином баронская конфедерация, чтобы не полезла искать лёгкой добычи Семандра. Чтобы и носа не смели бы сунуть на мельинские берега дикие пираты южного океана с кольцами в ушах и носах.
А для этого Её Императорское Величество должно быть истинным величеством.
А значит, всегда готовой ко всему.
И в то утро она тоже была готова.
Серебряные Латы, навечно — «primam et optimam legionem» — стояли в столице. Они-то и подняли тревогу.
Они и чародейка Сежес.
===

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.